Болезнь ли старость?

— Знаете, пани, ведь в вашем возрасте каждый болен.

— Что вы хотите, пан, ведь вам уже за шестьдесят, не удивляйтесь, что у вас случаются недомогания.

— Каждый знает, что старость — сама по себе болезнь.

Против этого нет лекарств! Такие мнения вы часто слышите из самых различных уст. Где же истоки подобных воззрений?

Со времен Древнего Рима известны два интересных изречения. «Старость — это болезнь (Senectus ipsa est morbus)», — сказал Публий Афер Теренций (ок. 195— 159 до н. э.). «Плохо стать стариком преждевременно (Senem ante tempus fieri miserum est)» — это изречение принадлежит Марку Туллию Цицерону (106—43 до н. э.).

Во времена, когда жили Цицерон и Теренций, лишь немногие люди доживали до преклонного возраста, к тому же они часто страдали различными болезнями, которые в большинстве случаев не распознавались.

Следовательно, не оставалось ничего, кроме как приписать признаки ненайденной болезни возрасту. Знак равенства между старостью и болезнью напрашивался сам.

Другим источником неправильного отношения к болезни, называемой старостью, являются мнения представителей некоторых профессий, например врачей, медсестер, работников собеса, персонала домов престарелых, которые чаще других сталкиваются с больными и немощными старыми людьми и иногда содействуют распространению ошибочных представлений.

Кстати, зачинателями геронтологии (науки о старении и старости) были именно врачи. Но поскольку врачи по роду своей профессии почти совсем не сталкиваются со здоровыми людьми преклонного возраста, то их мнение может быть односторонним, искаженным.

Знания и опыт, касающиеся больных пожилых людей, обобщаются и переносятся вообще на всех пожилых людей.

Сегодня до преклонного возраста доживает довольно много людей. А чем дольше человек живет, тем больше вероятность, что он может заболеть. Кроме того, чем больше людей долго живет, тем больше людей может заболеть. К этой чисто количественной точке зрения добавляется и точка зрения качественная.

Существуют болезни, которые в молодом и среднем возрасте встречаются редко и появляются почти исключительно в старости, например некоторые заболевания сердца и сосудов, суставов и позвоночника, некоторые злокачественные образования.

Но ведь далеко не все пожилые люди страдают какими-то из них. Однако вы чаще слышите о больных пожилых людях, и человек легко делает выводы, исходя только из опыта своего ближайшего окружения. Эти очень немногочисленные и индивидуальные наблюдения вы обобщаете, возводите до общепринятого мнения — и вот еще один источник представлений о старости как болезни.

Если бы старость была болезнью, должна была бы существовать и возможность эту болезнь лечить или даже вылечить. И действительно когда-то такие попытки предпринимались. Как известно, алхимики стремились решить две великие проблемы: получить в своих лабораториях золото и найти средство против старости, которое бы помогло человеку сохранить вечную молодость.

Сегодня уже известны научные методы, с помощью которых отдельные элементы можно преобразовать в другие — одна задача алхимиков, следовательно, решена… Но хотя книги алхимиков и скрывают многие тайны бессмертия, до сих пор среди нас нет ни одного бессмертного.

Попытка вылечить старость, следовательно, не удалась.

Когда никто не смог болезнь, называемую старостью, вылечить, были сделаны попытки ее хотя бы лечить. Поскольку многие мужчины считают главным критерием молодости так называемую мужскую силу, то и попытки омоложения предпринимались и в этом направлении.

Французский физиолог Шарль Броун-Секар (1817—1894) в возрасте 72 лет с целью омоложения делал себе инъекции вытяжки семенных желез молодых животных. Однако, как оказалось, это был неудачный метод лечения старости, поскольку спустя всего лишь пять лет Броун-Секар скончался.

Австрийский врач Ейген Штейнах (1861—1944), работавший с 1895 по 1912 год на медицинском факультете Карлова университета в качестве доцента, а затем профессора, сначала в Праге, а позже в Вене, проверял свой метод омолаживания хирургическим путем (перевязка семенного протока). Таким образом, он рассчитывал на улучшение деятельности семенных желез и как следствие омоложение пациентов. Но и этот путь себя не оправдал.

Другой врач, Сергей Воронов (1866—1952), вшивал обезьяньи семенные железы старым мужчинам и ожидал их омоложения главным образом в половой сфере. Но и эта попытка не принесла желаемых результатов.

Болезнь, называемую старостью, нельзя ни лечить, ни вылечить просто потому, что она не является болезнью. Это естественный этап человеческой жизни. Ведь в любой период жизни человек может быть здоровым, а может и заболеть. Следовательно, старость не является болезнью, но и не обходится без болезней, необходимо различать проявления нормального, то есть физиологического, старения от болезней, которые могут появиться в старости, то есть от патологических старения и старости.Как же обстоят дела со здоровьем в старости?

Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье не просто как отсутствие болезней, а как наличие физических, психических и общественных условий для удовлетворенности жизнью.Из этого следует, что субъективное ощущение здоровья играет — особенно у пожилого человека — важную роль.

Отдельные пожилые люди могут иметь, например, длительные боли в суставах или позвоночнике, или осложнения с пищеварением, или кашель курильщика (хроническое воспаление легких). Эти недомогания, к которым они привыкли, большинстве случаев не распознавались.

Следовательно, не оставалось ничего, кроме как приписать признаки ненайденной болезни возрасту. Знак равенства между старостью и болезнью напрашивался сам.

Другим источником неправильного отношения к болезни, называемой старостью, являются мнения представителей некоторых профессий, например врачей, медсестер, работников собеса, персонала домов престарелых, которые чаще других сталкиваются с больными и немощными старыми людьми и иногда содействуют распространению ошибочных представлений.

Кстати, зачинателями геронтологии (науки о старении и старости) были именно врачи. Но поскольку врачи по роду своей профессии почти совсем не сталкиваются со здоровыми людьми преклонного возраста, то их мнение может быть односторонним, искаженным.

Знания и опыт, касающиеся больных пожилых людей, обобщаются и переносятся вообще на всех пожилых людей.

Сегодня до преклонного возраста доживает довольно много людей. А чем дольше человек живет, тем больше вероятность, что он может заболеть. Кроме того, чем больше людей долго живет, тем больше людей может заболеть. К этой чисто количественной точке зрения добавляется и точка зрения качественная.

Существуют болезни, которые в молодом и среднем возрасте встречаются редко и появляются почти исключительно в старости, например некоторые заболевания сердца и сосудов, суставов и позвоночника, некоторые злокачественные образования. Но ведь далеко не все пожилые люди страдают какими-то из них. Однако вы чаще слышите о больных пожилых людях, и человек легко делает выводы, исходя только из опыта своего ближайшего окружения. Эти очень немногочисленные и индивидуальные наблюдения вы обобщаете, возводите до общепринятого мнения — и вот еще один источник представлений о старости как болезни.

Если бы старость была болезнью, должна была бы существовать и возможность эту болезнь лечить или даже вылечить. И действительно когда-то такие попытки предпринимались. Как известно, алхимики стремились решить две великие проблемы: получить в своих лабораториях золото и найти средство против старости, которое бы помогло человеку сохранить вечную молодость.

Сегодня уже известны научные методы, с помощью которых отдельные элементы можно преобразовать в другие — одна задача алхимиков, следовательно, решена… Но хотя книги алхимиков и скрывают многие тайны бессмертия, до сих пор среди нас нет ни одного бессмертного. Попытка вылечить старость, следовательно, не удалась.

Когда никто не смог болезнь, называемую старостью, вылечить, были сделаны попытки ее хотя бы лечить. Поскольку многие мужчины считают главным критерием молодости так называемую мужскую силу, то и попытки омоложения предпринимались и в этом направлении.

Французский физиолог Шарль Броун-Секар (1817—1894) в возрасте 72 лет с целью омоложения делал себе инъекции вытяжки семенных желез молодых животных. Однако, как оказалось, это был неудачный метод лечения старости, поскольку спустя всего лишь пять лет Броун-Секар скончался.

Австрийский врач Ейген Штейнах (1861—1944), работавший с 1895 по 1912 год на медицинском факультете Карлова университета в качестве доцента, а затем профессора, сначала в Праге, а позже в Вене, проверял свой метод омолаживания хирургическим путем (перевязка семенного протока). Таким образом, он рассчитывал на улучшение деятельности семенных желез и как следствие омоложение пациентов. Но и этот путь себя не оправдал.

Другой врач, Сергей Воронов (1866—1952), вшивал обезьяньи семенные железы старым мужчинам и ожидал их омоложения главным образом в половой сфере. Но и эта попытка не принесла желаемых результатов.

Болезнь, называемую старостью, нельзя ни лечить, ни вылечить просто потому, что она не является болезнью. Это естественный этап человеческой жизни. Ведь в любой период жизни человек может быть здоровым, а может и заболеть.

Следовательно, старость не является болезнью, но и не обходится без болезней, необходимо различать проявления нормального, то есть физиологического, старения от болезней, которые могут появиться в старости, то есть от патологических старения и старости.

Как же обстоят дела со здоровьем в старости?

Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье не просто как отсутствие болезней, а как наличие физических, психических и общественных условий для удовлетворенности жизнью.

Из этого следует, что субъективное ощущение здоровья играет — особенно у пожилого человека — важную роль.

Отдельные пожилые люди могут иметь, например, длительные боли в суставах или позвоночнике, или осложнения с пищеварением, или кашель курильщика (хроническое воспаление легких). Эти недомогания, к которым они привыкли, позволяют им вести совершенно нормальную жизнь: ходить на работу, быть вполне удовлетворенными жизнью и не жаловаться на свое здоровье.

Согласно информации Всемирной организации здравоохранения (1981), каждый десятый человек на земном шаре страдает какой-нибудь формой инвалидности (хронической болезнью, физическим изъяном). Таких людей насчитывается около 450 миллионов. Многие из них совершенно не чувствуют себя больными (хотя при врачебном осмотре врач объективно не мог бы признать их здоровыми), поскольку они умеют жить полноценной жизнью, не замечая своих недомоганий.

Несколько примеров для иллюстрации.

Пожилой человек, например, считает, что у него нет сил подниматься по лестнице, но врач не находит при его обследовании никакого объективного объяснения этому. При том пациент на самом деле не может ходить по лестнице, он слаб и утомлен. Причиной могут быть органические изменения, которые нельзя обнаружить сегодняшними методами исследования, или психическое состояние, которое изнуряет пожилого человека, хотя он этого даже не осознает и не может сообщить о нем врачу.

Здесь налицо явственное различие между субъективными ощущениями и результатами объективного врачебного исследования.Иной пожилой человек говорит, что чувствует себя нездоровым и не осознает, что причиной плохого физического самочувствия может быть вовсе не болезнь.

Возможно, именно в это время его жизнь обусловлена так называемыми психосоциальными факторами: чувством одиночества, подавленности, страха перед будущим, трудным экономическим положением, напряженной атмосферой в семье и т. п.

Все это может в значительной мере повлиять на субъективную оценку здоровья.Часто пожилые люди начинают чувствовать себя плохо после каких-то значительных жизненных перемен: умирает спутник жизни, дети «улетают из гнезда» — и человек остается один, ему больше не о ком и не о чем заботиться…

Печаль на сердце отражается и на самочувствии: затрудняется дыхание, ухудшается сердечная деятельность, быстрее приходит усталость.Бывают противоположные случаи. Врач обнаруживает при обследовании патологическое состояние некоторых органов или получает плохие результаты лабораторных анализов, а больной при этом на здоровье не жалуется, уравновешен, к тому же обеспечен материально.

Такой человек может даже легкомысленно отнестись к диагнозу врача из-за полной удовлетворенности жизнью и запустить тяжелую болезнь, которую удалось бы вылечить, если начать лечение своевременно.

Приведенные примеры показывают, что зачастую, оценивая состояние здоровья, пациент и врач говорят на разных языках.

Пожилой человек оценивает свое здоровье скорее в целом, под влиянием того, удовлетворен он жизнью или нет. Врач же при обследовании может обнаружить изменения в отдельных органах или найти отклонения в лабораторных анализах, однако не существует метода, посредством которого можно объективно представить состояние здорового пожилого человека в целом.

Можно лишь на основании итогов обследований, проведенных другими специалистами, а также результатов специальных лабораторных анализов сделать общее заключение. Обычно руководствуются тем, как пожилой человек сам оценивает свое самочувствие.

Различия между здоровьем и болезнью в этом возрасте не являются ярко выраженными. Больше того, в старости некоторые болезненные процессы протекают бессимптомно.

В таком случае субъективное ощущение здоровья пожилого человека может ввести окружающих в заблуждение, несмотря на то, что, очевидно, организм человека старшего возраста обладает меньшим иммунитетом.Следовательно, необходимо рассмотреть два вопроса:

Сколько собственно здоровых людей среди населения старшего возраста?

До какой степени субъективное ощущение здоровья пожилого человека соответствует объективным заключениям врача?

Согласно результатам, полученным некоторыми группами социологов, в Великобритании 57% людей старше 65 лет оценивают свое состояние здоровья как очень хорошее или хорошее, в Дании и США — по 52 %.

Интерес представляют результаты подобных исследований в Чехословакии. Из них следует, что 72% опрошенных людей старше 65 лет ответили, что чувствуют себя здоровыми и экономи­чески независимыми.

Группа сотрудников чикагского университета изучала субъективные самооценки состояния здоровья старыми людьми (в этой работе речь шла о семидесятилетних).

Оказалось, что 75% испытуемых оценивали свое здоровье как хорошее или удовлетворительное.

Результаты подобных исследований, проходивших в разных частях света, говорят о том, что примерно 50—70% людей старше 65 лет оценивают свое здоровье как удовлетворительное.

В некоторых научных работах авторы сравнивали итоги опроса пожилых людей с результатами их объективного медицинского обследования. Были получены данные о том, что субъективные оценки пожилых людей демонстрируют их чувство реальности и, следовательно, могут служить ориентиром для наблюдения за состоянием здоровья у них, особенно если отсутствуют более объективные показатели. В ходе такого исследования, проведенного в Польше, было обнаружено большое сходство между субъективными оценками пациентами своего здоровья и объективными наблюдениями врача (полное несоответствие здесь наблюдалось только в 10% случаев).

Из всего сказанного можно сделать следующие выводы.Старость — это не болезнь.Субъективная оценка своего здоровья пожилым человеком является важным ориентиром как для самого пациента, так и для врачей.

50—70% населения старше 65 лет в перечисленных странах оценивают свое состояние здоровья как хорошее или удовлетворительное.

Итак, старый человек является здоровым в том случае, если он чувствует себя хорошо, сохраняет самостоятельность и умение приспосабливаться к требованиям жизни и не болен согласно результатам объективного медицинского обследования.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий